«Красота увядания». Интервью с художником Владимиром Чернышёвым


© Derelict village
Текст: Анна Козонина

Нижегородский стрит-арт художник Владимир Чернышёв вошел в лонг-лист премии имени Сергея Курёхина в номинации «Искусство в общественном пространстве» с проектом «Заброшенная деревня». Мы поговорили с Вовой о красоте увядания, логике смены времен и музыкальных ассоциациях.

Мы привыкли говорить о деревянной застройке в контексте исторической ценности — ее необходимо спасать, восстанавливать и сохранять. Художник Владимир Чернышёв иначе осмысляет уходящие архитектурные формы. «Безусловно, проблема сохранения исторической застройки важна — этими вопросами занимаются градозащитные организации в городе, однако в деревне неизбежность исчезновения этих домов очевидна. Смерть традиционной деревенской культуры неизбежна, — говорит художник на своем сайте. — Мы хотим лишь обратить внимание на характер этой смерти».

vova

Формально «Заброшенная деревня» — это серия фотографий забытых, полуразрушенных домов, найденных в разных уголках России. На каждом из таких домов — рисунок, нанесенный водоэмульсионной краской на старую деревянную поверхность, впитавшую деревенский быт и дух местной истории. Технически рисунки очень просты, содержательно — всегда отсылают к феномену исчезновения, смерти. Это может быть арка, звезды, тень или скопление точек на фасаде дома.

«В этом проекте социальная проблематика не первостепенна, — комментирует Вова свое отношение к работам. — Меня интересовало разрушение деревянной застройки с экзистенциальной точки зрения, поэтому тема смерти стала ключевой. Понятно, что почти никому сейчас не нужно возрождать или пытаться сохранить эти старые дома… Это логичная смена — смена архитектуры и времени. Важно просто поймать этот момент и почувствовать его красоту».

2

«Пожары были в порядке вещей, разрушение и отрицание являлись непременными составляющими бытия, все возведенные храмы неминуемо сгорали…»

Кажется, что «Заброшенная деревня» — это чистое созерцание, без тщетной тоски по жизни. Неслучайно в том, как Вова описывает свои объекты, слышатся японские мотивы, появляющиеся в традиционных хокку или произведениях японской прозы. Эстетика и дух «Деревни» созвучны принципу ваби-саби, в котором сконцентрирована обширная часть японского мировоззрения — скромная простота и любование процессом увядания.

last-13_800

«Самого Храма с вершины горы было не видно — лишь дым и длинные языки пламени. Над деревьями плыли бесчисленные искры, казалось, что вокруг Кинкакудзи поднялся вихрь из золотой пыли. Я сел, скрестив ноги, и долго смотрел на эту картину».

В действительности художник — не просто наблюдатель. Еле заметный конфликт возникает с момента нанесения рисунка. «Осторожное вмешательство моментально приводит к противопоставлению рисунка существующим формам объекта и его поверхности, иногда дополняя, иногда нарушая существующий порядок. Конфликт действительно важен. Он необходим, чтобы преодолеть пассивную форму наблюдения и отстранение».

В 2014 году Вова Чернышёв побывал в семи областях страны — от Нижегородской области и центральной части России углубляясь на север, к Питеру и Карелии. В планах 2015 года — Липецкая, Воронежская и Брянская области, Республики Башкортостан и Коми, Пермский и Приморский края.

4

«Проект еще не завершен, он развивается, и я не хочу ставить конкретных временных рамок. Раньше у меня была идея фикс — все закончить в 2015 году и напечатать книжку, ведь изначально я задумывал этот проект именно ради создания малотиражного издания — с фотографиями, описанием и текстами. Но теперь понимаю, что за 15-й год не успею, да и цель такая отпала. Мне стало интересно возвращаться к местам, где были созданы работы, смотреть, что с ними сделало время. Как подействовали силы природы — как потускнела краска, иссохлось дерево, какой вырос мох».

Рассказывая о своих работах, Вова отмечает, что на него во многом повлияла музыка. И композиции, входящие в круг этого влияния, переходят из поля минималистичного эмбиента в хаотичный инструментальный нойз.

«Наверно, на меня повлияла музыка таких исполнителей, как Харольд Бадд, Брайан Ино, и даже Кейджи Хайно. Вообще, у меня нет четкого разделения музыки и живописи – рисунок может так же звучать, как, например, музыкальный инструмент. Интересно наблюдать, как меняются визуальные формы во времени, под воздействием климата. Меняются они, меняется мое отношение к ним».

Видео, снятое в дороге: https://vimeo.com/96792140
Сайт проекта: www.derelictvillage.com

В тексте использованы цитаты из романа Юкио Мисимы «Золотой храм».

Читайте также: «На заборе тоже написано. Опыты студенческих исследований городского пространства».